В Челябинске экс-сержант ППС рассказала о домогательствах начальства

77

В Челябинске бывшая-полицейский рассказала о домогательствах начальства
Любовь Герасименко стала первой женщиной, объявившей о сексуальных домогательствах в челябинской полиции

Факт домогательств вскрылся в патрульно-постовой службе

Еще один факт домогательств в рядах полиции вскрылся в Челябинсе. По словам экс-сержанта патрульно-постовой службы Любови Герасимовой, воспитывающей четырех детей, год назад ее уволили из полиции после домогательств со стороны начальника в звании майора, замкомандира полка ППС, который постоянно «зажимал» ее в коридоре и вызывал в кабинет «попить чай».

«Это особенность любой службы в органах, что отказаться было нельзя. Попить чаю — это приказ. Приказал ладмэея бы пить водку — пила бы водку», — цитирует женщину «Московский комсомолец».

Однажды начальник прижал ее к стене в коридоре и расстегнул ей пуговицы на блузке.

«»А свои пуговицы я позволю тебе расстегивать в другом месте». — интимно прошептал он мне. Меня прямо передернуло. Когда я ясно дала отпор и честно заявила ему, что ничего и никогда не будет, он начал меня конкретно гнобить», — пожаловалась собеседница журналистов.

Она подчеркивает, что женщина не может работать в органах без интима.

«Без интима здесь никуда. Особенно, если хочешь продвинуться по карьерной лестнице. Девочки всегда соглашались, плакали и соглашались», — рассказала она.

В результате за отказ от интима с начальником Герасимову, по ее словам, уволили из полиции: обиженный ухажер сделал для этого все возможное, а начальство не отреагировало на жалобы о домогательствах.

«Таких, как я, за которыми никто не стоит и поэтому их можно насиловать, принуждать к сексу, унижать, в органах тысячи и тысячи. Девочке из Уфы повезло, у нее папа оказался генералом Росгвардии, и поэтому, думаю, это преступление удастся довести до суда и насильники будут наказаны», — сказала собеседница.


Почему автор жалоб на приставания уволилась самаВ Челябинске бывшая-полицейский рассказала о домогательствах начальства

Первую жалобу на сексуальные домогательства написала командиру полка в 2012 году. Была служебная проверка. Думала, на этом и закончится немыслимая ситуация. Но проверка ничего не дала.

Меня начали гнобить за то, что не ответила на внимание заместителя командира полка, стали требовать уволиться. Я ушла в декрет, а вышла на работу уже в середине 2014 года. Прессинг продолжился.

Написала жалобы начальнику управления МВД по Челябинску Сергею Миронову, начальнику ГУ МВД по области Андрею Сергееву. Ответили, что разберутся. Но результаты проверки просто удивили. Не думаю, что ее вообще проводили. В ответе УМВД говорится, что когда поступают на службу, принимают присягу. Там сказано с достоинством переносить тяготы и лишения. В ГУ МВД ответили, что принято решение перевести меня на пятидневный график. Уверена, что ни Миронов, ни Сергеев были не в курсе жалоб.

Я не собиралась менять работу, увольняться и менять жизнь. Планировала делать карьеру в полиции. Обращалась к уполномоченному по правам ребенка, что вынуждали уволиться, а я единственная кормилица для четверых детей. Не дождалась ответа. Но не собиралась сдаваться. Когда приезжала комиссия по правам человека при президенте, сходила на прием. Там дали координаты Алены Поповой, с которой мы пытались поднять эту тему в СМИ.

Ещё на Info-Vsem.Ru:
На Камчатке выясняют обстоятельства гибели на вулкане японца

Я пять лет писала жалобы. У руководства не было возможности уволить меня по закону. Но прилагались все усилия, чтобы создать условия для моего увольнения. Тот, кто приставал, уже стал начальником. Стало совсем невыносимо. Он и замы требовали от меня написать рапорт об отставке. Угрожали, что не пройду аттестацию. Говорили, что мне должно быть стыдно за жалобы. Мне было стыдно. И неприятно. Но не за жалобы, а из-за того, что все закрыли на них глаза. У меня уже не было ни физических, ни моральных сил бороться с ветряными мельницами. Мое здоровье нужно детям. Я поплакала и решила, что надо писать рапорт.

Сколько получает многодетная мать-полицейский в отставке

С 1 апреля 2017 года я стояла на бирже труда. В моем возрасте с четырьмя детьми мой вариант даже не рассматривают. Сижу без работы. Получаю пособие на детей — 1,3 тысячи рублей, алименты на одного из детей — 4,8 тыс. рублей. Как матери-одиночке бабушка одного из детей помогает — 7 тысяч рублей каждый месяц. На эти деньги живу с тремя несовершеннолетними детьми. Старший сын работает заведующим производством в сфере общепита, живет отдельно, помогает. У меня ипотека 5 тысяч рублей, не могу позволить ее не оплачивать. Когда получается, оплачиваю коммуналку.

Почему родила четверых детей от разных мужчин

Читала, что пишут бывшие коллеги — дескать, меня плохо характеризует, что родила детей от разных мужчин. Первый ребенок родился в браке, но не всем везет с мужчинами, развелись. Двойняшки — от гражданского мужа. Четвертого родила не в отношениях. Не думаю, что меня это порочит. Я выполняла указание президента, боролась за демографию. Хотя меня этим оскорбляли: как я могу рожать, не будучи замужем. Ну, не всем повезло с мужчинами. Но это не значит, что я не могу иметь детей. Я же их не бросила, они все со мной. Я ими горжусь, надеюсь, они мной — тоже.

Говорили, что я якобы меняла график под себя, прикрываясь детьми. Это тоже неправда. На 9 мая выходила в усиление. С тремя детьми прибыла на место дислокации. Мне жить не давали, а единственное, что я просила — отпуск летом. Начальник отказывался подписывать рапорт, на это я говорила, что закон разрешает при наличие малолетних детей идти летом в отпуск.

Как восприняла скандал с изнасилованием полицейской в Уфе

Когда в Челябинск приезжали члены президентской комиссии по правам человека, они мне дали контакты Алены Поповой, сооснователя проекта «Защита прав женщин». Она меня выслушала, помогла выйти в СМИ. В феврале 2018 года был репортаж на телеканале «Дождь». Я думала, после этого что-то произойдет. Нужно было общественное мнение, чтобы повлиять на ситуацию. Но до трагедии в Уфе особой огласки не было.

Жалко девчонку [изнасилованную коллегами девушку-дознавателя]. У нас в полиции были отношения между сотрудниками, но на добровольных началах. Про домогательства никогда раньше не слышала. А изнасилование в правоохранительной системе — это нонсенс. Единственное, ей [жертве] повезло, что папа силовик. Это не замнется, не закроется, будет логический конец. Это не та ситуация, которая произошла со мной. У меня результат другой. Просто попрощалась с мечтой.


Загрузка...

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here